Тексты

Георгий Острецов. Искусство и Мода

Взаимопроникновение искусства и моды началась с глубокой древности. Художник всегда придавал большое значение одежде своих персонажей, и лишь древние рельефы, фрески и живописные полотна могут отобразить модные тенденции костюмами своих эпох.Художники Европы шли на поводу у моды даже в священных изображениях отходя от канона : художник изображал библейские сцены в модных, экстравагантных нарядах своего времени, подчёркивая тем самым актуальность событий священной истории.

Мастера высокого искусства, высоко ценимые и оплачиваемые, были чтимы знатью и королевским двором, воплощали в себе лучшие вкусы эпохи, блестали своими нарядами в обществе, задавая тон великосветским модникам ; об этом мы можем судить по их автопортретам.

Но глобальное революционное поветрие, начавшееся к середине восемнадцатого века, начало сформировывать новую моду творца-мятежника, который создаёт свою анти-светскую моду, как в одежде так и в поведении. Развитие психоанализа свело занятие искусством к форме шизоидной психопатии и определило художника в асоциальный класс общества, где и произошел окончательный конфликт между общепринятой модой и искусством. Появилась так называемая богема, символом которой явилась свободная интерпретация стиля, создание образа, игра в персонажа, сознательное легкомыслие, недопустимое в буржуазном обществе. К концу 60 –х легкомыслие побеждает и художники становятся законодателями моды, пока их свободу не экспопреировал бизнес. Когда же бизнес взял на себя личину маргинала, что бы показать свою псевдо- демократичность, художники постановили, что теперь модно (актуально) быть немодным, наоборот стать номенклатурой. Графики, бланки, заумные псевдо-научные тексты, как бы случайные фотографии, сознательная эстетика любителя-непрофессионала…

Но мода и здесь нагоняет своё: она создаёт целое направление одежды недошитой, неотглаженной, бывшей в употреблении. В погоне за сенсацией модный бизнес внимательно следит за искусством чтобы паразитировать на нём, а художник вынужден принять этот марафон, чтобы оставаться независимым от бизнеса моды и вульгаризации искусства философом.