Тексты

Людмила Константинова. Художник – мода – товар

Сегодня художник един в трёх, нет, простите, даже в четырёх лицах: собственно художник (''производитель'' искусства), и искусствовед, производящий оценку своих произведений (тексты, концепции, описания проектов), и арт-дилер (продавец своего товара), и PR-менеджер, производящий раскрутку самого себя и своих произведений!

Для того, чтобы гармонично совмещать в себе эти разнообразные, а, зачастую, и разнонаправленные функции, художнику необходимо самому иметь репрезентативный вид.

Ведь для того, чтобы люди, которых он стремится заинтересовать, обратили на него должное внимание и поверили в преуспевание художника, он должен создать вокруг себя иллюзию успешности.

Здесь он и попадает под влияние моды. Моды, какой её преподносят глянцевые журналы: белозубая улыбка, одежда от модных дизайнеров, пластиковые карточки, личный шофёр и именной пропуск в престижный фитнесс-клуб.

Проходит то время, когда художник окружал себя ореолом богемности, используя облик клошара: небритое лицо, растянутая майка и гремящие бутылки в авоське (а ещё лучше – торчащие изо всех карманов ликероводочные изделия). Кураторы и галеристы больше не могут себе позволить просто жалеть автора за его внешний вид. Коллекционеры больше не хотят вникать в личные обстоятельства и слушать о несчастной судьбе, выпавшей на долю художника ( хотя, говорят, кое-где это до сих пор срабатывает).

Всё! Теперь художник всё чаше становится героем светской хроники, этаким гламурным персонажем, сошедшим с глянцевых страниц модного журнала. Но жестокий мир моды, втягивая художника в свой искрящийся водоворот, кроме явной для последнего пользы (всё-таки, медиальная раскрученность тоже способна принести свои плоды), приносит значительный вред. Художник сам постепенно превращается в продукт, модный товар.

Но, как известно, мода переменчива, и продукт, в этом сезоне являющийся хитом, в следующем выбрасывается за ненадобностью, перестаёт быть актуальным. Одно успокаивает: мода циклична, и, если на её пике вновь восьмидесятые – значит Звездочётов снова наш герой.