Официальные документы

Ходатайство

В Таганский районный суд г. Москвы адвокатов Ставицкой А.Э., Насонова С.А.

Ознакомившись с материалами уголовного дела по обвинению Самодурова Ю.В. и Ерофеева А.В. в совершении преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 282 УК РФ защита пришла к выводу, что предварительное следствие по уголовному делу проведено с нарушением принципов, изложенных в ст. 6, 14 и 16 УПК РФ, а также в статье 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Защита считает необходимым отметить, что, Самодуров и Ерофеев в ходе следствия длительное время не были наделены процессуальным статусом обвиняемого, чем искусственно были лишены возможности использовать широкий круг прав, которыми закон наделяет обвиняемого -  представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться помощью защитника, пользоваться правами, которыми закон наделяет обвиняемого до производства экспертизы, а именно -  заявлять отводы эксперту, ходатайствовать о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении, ходатайствовать о привлечении в качестве эксперта указанным им лиц, ставить вопросы эксперту и т.д.  (ст. 47 УПК РФ).

В связи с процессуальными нарушениями, а также с наличием обстоятельств, изложенных ниже, защита считает, что имеются основания для заявления в ходе предварительного слушания ходатайства о признании доказательств недопустимыми и о назначении повторных экспертиз.

15 мая 2008 года Самодуров и его защита были ознакомлены с заключением искусствоведческой экспертизы от 17 декабря 2007 года, заключением  психологической экспертизы от 05 мая 2008 года, заключением филологической экспертизы от 15 февраля  2008 года. В этот же день, Самодуров и его защита были ознакомлены с постановлениями о назначении этих  экспертиз.

Таким образом, Самодуров и его защита были ознакомлены с постановлениями о назначении экспертиз и с самими экспертизами уже тогда, когда экспертизы были проведены.

В связи с тем, что Самодуров искусственно был лишен прав, которыми закон наделяет обвиняемых, он не имел возможности заявить отвод экспертам, ходатайствовать о производстве экспертиз в других экспертных учреждениях, ходатайствовать о включении в постановление о назначении экспертизы дополнительных вопросов экспертам, присутствовать при производстве экспертизы и давать объяснение экспертам, что является нарушением  ст. 198 УПК РФ.

Ознакомившись с заключением экспертов, защита считает, что имеются основания для исключения из числа допустимых доказательств вышеперечисленных заключений экспертов в связи с нарушениями закона, а также имеются основания для производства повторных экспертиз:

1. Заключение искусствоведческой экспертизы.

1.1. 17 декабря 2007 года следователем Коробковым Е.Е. было вынесено постановление о назначении искусствоведческой экспертизы. Производство экспертизы было поручено эксперту-искусствоведу Института Всеобщей Истории РАН Энеевой Наталье Тимуровне. Экспертиза была проведена Энеевой в период с 17 декабря 2007 года по 20 апреля 2008 года.

В соответствии с ч. 2 ст. 70 УПК РФ эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УПК РФ, а также в силу его некомпетентности.

Защита считает, что имеются основания для исключения из числа допустимых доказательств заключения эксперта Энеевой по двум основаниям.

1. В силу требований ч. 1 п. 1 ст. 61 УПК РФ эксперт не может участвовать в деле, если он является свидетелем.

В соответствии с ч. 2 ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

В деле имеется объяснение Энеевой от 23 мая 2007 года (том 2 л.д. 96-97). Энеевой было разъяснено право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ и в этом объяснении Энеева ответила на вопросы, заданные ей следователем Горячкиной. Энеева в частности пояснила: "Как мне известно  из средств массовой информации (сайт музея им. А. Д. Сахарова, Радио "Свобода"), весной 2007 года в музее им. А. Сахарова проведена выставка   "Запретное    искусство    2006",    где   представлены экспонаты аналогичные   по  содержанию  экспонатам,  выставленным для просмотра в данном музее  в 2003 году под названием "Осторожно религиям.  По факту предыдущего   представления   экспонатов   в 2003 году приговором   Таганского районного суда г. Москвы Самодуров и Веселовская признаны виновными по  ряду   составов   УК   РФ   по  факту  разжигания религиозной вражды.

Просмотрев представленную мне следователем ксерокопию картины "This is my body",  no  содержанию ксерокопии данного экспоната могу пояснить, что оно (содержание) аналогично содержанию картин, вставленных на выставке "Осторожно религия" 2003 года. Организация и проведение выставки, в ходе которой представлены экспонаты указанного содержания, являются прямым разжиганием религиозной вражды, ненависти, розни,     направлено     на    оскорбление чувств верующих, противоречат  принципам   толерантности,   как они сформулированы на выступлении В.В. Путина на Всемирном саммите религиозных лидеров в июле 2006 г.
Копию выступления президента РФ на 5 листах прилагаю.

Таким образом, из объяснения Энеевой следует, что она давала показания об обстоятельствах, которые ей стали известны, ей разъяснялись права, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ, тем самым Энеева фактически приобрела статус свидетеля по делу.

Как было указано выше, эксперт не может принимать участие в деле в том случае, если он уже принимал участие в деле в качестве свидетеля.

В связи с тем, что Энеева до производства экспертизы была допрошена по делу не в качестве эксперта, а фактически в качестве свидетеля, так как она давала объяснения по обстоятельствам, которые ей стали известны, в силу требований ч. 2 п. 1 ст. 70 УПК РФ, экспертное заключение, подготовленное экспертом Энеевой подлежит исключению из числа допустимых доказательств.

2. Кроме того, Энеева не обладает компетенцией, необходимой для проведения искусствоведческих экспертиз в области современного искусства.

Из заключения искусствоведческой экспертизы следует, что эксперт Энеева является научным сотрудником Центра изучения истории религии и Церкви Института всеобщей истории РАН.

Указанный выше институт  не имеет никакого отношения к изучению современного искусства. Однако предметом исследования Энеевой являлось именно современное искусство.

Более того, из письма в адрес следствия  самых известных в настоящее время в России представителей современного искусства  следует (письмо приобщено к материалам дела): "Вами было вынесено постановление о назначении искусствоведческой судебной экспертизы по выставке "Запретное искусство - 2006", показанной в марте 2006 г. в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова,  в связи с тем,  что Таганской прокуратурой г.Москвы было возбуждено уголовное дело по факту проведения этой выставки.

В постановлении о назначении судебной экспертизы (оно опубликовано на сайте Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова)  сказано, что  "возникла необходимость проведения экспертом, обладающим специальными познаниями в области искусствоведения, искусствоведческой судебной экспертизы экспонатов, демонстрировавшихся на выставке "Запретное искусство-2006",  и что производство экспертизы было поручено Вами "эксперту-искусствоведу Института Всеобщей Истории РАН Энеевой Наталье Тимуровне".

Мы много лет работаем в области современного изобразительного искусства и нас беспокоит  любая профанация  серьезного отношения  к деятельности,  которой мы занимаемся. Мы считаем, что производство судебных экспертиз в области современного искусства  должно поручаться только специалистам-профессионалам,  чья квалификация в этой области и чей вклад в развитие знаний и/или  практики современного искусства  достаточно известны и признаны.

Без соблюдения этого условия  проведение судебной экспертизы  является насмешкой над той областью культуры,  работе в которой мы посвятили жизнь, а  результатам такой экспертизы безусловно нельзя доверять.

Поэтому сообщаем  Вам,  что избранная Вами для проведения судебной экспертизы работ представленных на выставке "Запретное искусство-2006" Наталья Тимуровна Энеева не может выступать в роли эксперта произведений современного изобразительного искусства,  так мы и все наши коллеги, работающие в области современного искусства ничего не знаем и никогда не слышали о работе Н.Т. Энеевой в качестве  куратора выставок современного искусства, автора или редактора работ по современному искусству, участника и организатора конференций по современному искусству, арт-критика в области современного искусства, преподавателя в этой области.

В связи с вышесказанным мы считаем, что выводы искусствоведа Энеевой Н.Т. относительно представленных на выставке "Запретное искусство-2006" работ не заслуживают внимания и доверия следствия и суда.

Просим Вас приобщить данное письмо к материалам уголовного дела  по выставке "Запретное искусство-2006" и при необходимости готовы подтвердить вышесказанное  следствию и  суду" (т. 13., л.д. 313-315).

Письмо подписали:

Айдан Салахова,  куратор выставок современного искусства, художник, основатель и директор "Айдан-Галереи" (Москва).
Леонид Бажанов, художественный руководитель Государственного центра современного искусства - ГЦСИ (Москва),
Михаил Миндлин, директор Государственного центра современного искусства - ГЦСИ (Москва),
Екатерина Деготь, кандидат искусствоведения, член-корреспондент Российской Академии художеств, профессор, автор книг по истории искусства, куратор выставок современного искусства, редактор раздела "Искусство" интернет-портала "OPEN SPASE", Москва,
Василий Церетели, исполнительный директор Московского музея современного искусства
Александр Панов,  историк искусства, заведующий отделом "Изо" газеты "Культура" (Москва)
Виктор Мизиано, кандидат искусствоведения, куратор выставок современного искусства, главный редактор  "Художественного журнала" (Москва),
Игорь Маркин, основатель и директор Музея актуального искусства ART4.RU, Москва, куратор выставок современного искусства;
Михаил Бодэ, арткритик, художественный обозреватель, заместитель начальника отдела культуры "Ежедневной газеты" (Москва),
Марат Гельман, куратор выставок современного искусства, основатель и художественный руководитель "Галереи Марата Гельмана"
Андрей Ковалев, кандидат искусствоведения, доцент факультета искусств МГУ, лауреат премии "Инновация" 2008 года Всероссийского конкурса в области современного визуального искусства - в номинации "Теория, критика, искусствознание", Москва,
Виталий Пацюков, заведующий отделом экспериментальных программ Государственного центра современного искусства (Москва), член Правления Фонда Казимира Малевича.

Таким образом, из содержания данного письма следует, что Энеева некомпетентна в области современного искусства в связи с чем, в силу требований ч. 2 п. 3 ст. 70 УПК РФ подлежит отводу.

В соответствии с ч. 2 ст. 86 УПК РФ защитник имеет право собирать доказательства.

Воспользовавшись указанным правом, защитой было получено заключение специалиста в области современного искусства - Андрея Алексеевича Ковалева - кандидат искусствоведения, доцент факультета искусств МГУ, лауреат премии "Инновация" 2008 года Всероссийского конкурса в области современного визуального искусства - в номинации "Теория, критика, искусствознание" (заключение приобщено к материалам дела) (т. 13, л.д. 282-287).

Из заключения специалиста Ковалева А.А. следует:

ВЫВОДЫ:

1а). Заключение эксперта о том, что  на представленных следствием на экспертизу  фотографиях экспонатов выставки "Запретное искусство - 2006", перечисленных в постановлении о назначении экспертизы,  содержится унизительные характеристики и негативные установки в отношении группы лиц, являющихся верующими христианами ничем, кроме голословных высказываний, не подтверждено.

1б). Утверждение эксперта, согласно которому  "Адресатом оскорбления, наносимого вербальной и "визуальной бранью" в случае данной выставки является исключительно христианство" также не имеет под собой достаточных оснований.

1в). Утверждение эксперта о том, что в представленных на экспертизу материалах содержатся изображения и тексты, имеющие религиозный смысл, культовое значение, а также традиционные культурные ценности подтверждено в первой части.

1г) Утверждение эксперта о том, что в представленные на экспертизу материалы оскорбительны для изображенных на ней религиозных и культурных символов не имеет под собой достаточных оснований.

2. Эксперт Н.Г.Энеева не обладает необходимой квалификацией в области современного искусства  для проведения искусствоведческой экспертизы на тему современного искусства.

Таким образом, из заключения специалиста следует, что заключение эксперта Энеевой является необоснованным, а сама эксперт Энеева не обладает необходимой квалификацией в области современного искусства.

В соответствии с ч. 2 ст. 207 УПК РФ в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта назначается повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

Защита считает, что все указанные выше обстоятельства свидетельствуют о том, что заключение эксперта Энеевой нельзя назвать обоснованным, а в ее выводах содержатся противоречия.

В связи с изложенным, имеются основания для исключения данного заключения из числа допустимых доказательств и назначения повторной искусствоведческой экспертизы, производство которой необходимо поручить экспертам Государственного центра современного искусства.

2. Заключение психологической экспертизы.

11 февраля 2008 года следователем было вынесено постановление о назначении психологической экспертизы. Производство экспертизы было поручено доктору психологических наук, члену-корреспонденту Российской академии образования, профессору Слободчикову В.И.

5 мая 2008 года экспертиза была проведена.

Воспользовавшись правом, предусмотренным ч. 2 ст. 86 УПК РФ, защитой было получено заключение специалистов в области психологии и психиатрии - Виноградовой Л.Н., медицинский психолог с 30-летним экспериментально-психологическим и 17-летним экспертным стажем, исполнительного директора общероссийской общественной организации "Независимая психиатрическая ассоциация России", член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ, САВЕНКО Юрием Сергеевичем, психиатр высшей квалификационной категории с 45-летним врачебным и 32-летним экспертным стажем, канд.мед.наук, врач-специалист ГКБ № 50, президент общероссийской общественной организации "Независимая психиатрическая ассоциация России", координатор рабочей группы Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации (заключение приобщено к материалам дела)  (т. 13, л.д. 292-300).

Из заключения следует:

ВЫВОДЫ:

1. экспертное заключение В.И. Слободчикова не удовлетворяет современным научным требованиям;

2. выводы эксперта лишены обоснования, которое подменяется выражением эмоций".

Таким образом, из заключения специалистов следует, что эксперт Слободчиков при даче экспертного заключения руководствовался не научными знаниями, а эмоциями, что свидетельствует о его некомпетентности в той области, в которой он давал заключение.

Кроме того, из заключения специалистов следует, что выводы эксперта Слободчикова противоречивы и их нельзя назвать обоснованными

В соответствии с ч. 2 ст. 207 УПК РФ в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта назначается повторная экспертиза.

Защита считает, что все указанные выше обстоятельства свидетельствуют о том, что заключение эксперта Слободчикова нельзя назвать обоснованным, а в  выводах экспертизы содержатся противоречия.

В связи с изложенным, имеются основания для исключения данного заключения из числа допустимых доказательств и назначения повторной психолого-психиатрической экспертизы, производство которой необходимо поручить экспертам "Независимой психиатрической ассоциации России".

3. Заключение филологической экспертизы

11 февраля 2008 года следователем было вынесено постановление о назначении филологической экспертизы. Производство экспертизы было поручено кандидату филологических наук, научному сотруднику сектора теоретического языкознания Института языкознания Российской академии наук Вдовиченко А.В.

10 марта 2008 года экспертиза была проведена.

Воспользовавшись правом, предусмотренным ч. 2 ст. 86 УПК РФ, защитой было получено заключение специалиста филолога - Заведующего Отделом современного русского языка Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, доктор филологических наук, профессор Л.П. Крысина (заключение прилагается к ходатайству) (т. 13, л.д. 288-291).

Из заключения следует:

ВЫВОДЫ:

1а). Заключение эксперта о том, что  на представленных следствием на экспертизу  фотографиях экспонатов выставки "Запретное искусство - 2006", перечисленных в постановлении о назначении экспертизы,  содержится матерная, нецензурная лексика, вполне обоснованно.

1б). Утверждение эксперта, согласно которому  указанные  экспонаты  могут быть "оценены как оскорбляющие общественную нравственность и направленные на унижение человеческого достоинства зрителей", не имеет под собой достаточных оснований.

1в). Утверждение эксперта о том, что  "размещение экспонатов, содержащих матерную лексику, конкретно - вышеуказанных экспонатов, в непосредственной близости от экспонатов выставки, использующих элементы религиозной символики православного христианства, может оскорбить религиозные чувства и унизить человеческое достоинство православных верующих", - не имеет под собой достаточных оснований.

2. Анализ "содержания и смысловой направленности" представленных экспонатов выставки находится за пределами компетенции эксперта-лингвиста".

Таким образом, из заключения специалиста следует, что эксперт Вдовиченко не обладает необходимой компетенцией для дачи подобного экспертного заключения.

Кроме того, из заключения специалиста следует, что выводы эксперта Вдовиченко противоречивы и их нельзя назвать обоснованными

В соответствии с ч. 2 ст. 207 УПК РФ в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта назначается повторная экспертиза.

Защита считает, что все указанные выше обстоятельства свидетельствуют о том, что заключение эксперта Вдовиченко нельзя назвать обоснованным, а в  выводах экспертизы содержатся противоречия в связи с чем, имеются основания для исключения данного заключения из числа допустимых доказательств и назначения повторной психолого-психиатрической экспертизы, производство которой необходимо поручить экспертам Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН.

Также необходимо отметить, что из определения Конституционного Суда РФ от 18 декабря 2003 г. N 429-О по жалобе граждан Березовского Б.А., Дубова Ю.А., Патаркацишвили А.Ш. на нарушение их конституционных прав положениями статей 47, 53, 162 и 195 УПК РФ следует: "…Признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь в соответствии с частью первой статьи 195 УПК Российской Федерации выносит постановление, в котором в обязательном порядке указываются фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза. Указания в постановлении каких-либо иных сведений об эксперте данная статья не требует. Именно из этого, как видно из представленных материалов, исходил следователь, отказывая защитникам Б.А. Березовского, Ю.А. Дубова и А.Ш. Патаркацишвили в удовлетворении ходатайства о предоставлении данных о должности назначенного эксперта и о наличии у него аттестации.

Между тем названные законоположения не исключают необходимости, в том числе в случае поручения производства экспертизы лицу, не работающему в государственном экспертном учреждении, специального подтверждения квалификации эксперта (которая может быть предметом оспаривания участниками судопроизводства) и возможности отражения соответствующих данных в постановлении о назначении экспертизы. Это вытекает, в частности, из части первой статьи 57 УПК Российской Федерации и его статьи 70, согласно которой эксперт в случае его некомпетентности подлежит отводу, а также из общих положений Федерального закона от 31 мая 2001 года "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", распространяющихся как на деятельность государственных судебных экспертов, так и на судебно-экспертную деятельность лиц, таковыми не являющимися (в постановлении о назначении судебной финансово-экономической экспертизы по делу Б.А. Березовского, Ю.А. Дубова и А.Ш. Патаркацишвили следователь указал не только фамилию, имя и отчество эксперта, но и его образование, специальность и стаж работы).

Соответственно, сторонам, в том числе обвиняемому и его защитнику, должна обеспечиваться возможность ознакомления с данными, свидетельствующими о надлежащей квалификации эксперта, что вытекает из сформулированной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 18 февраля 2000 года по делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 5 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" правовой позиции, согласно которой в силу непосредственного действия статьи 24 (часть 2) Конституции Российской Федерации, возлагающей на органы государственной власти и их должностных лиц обязанность обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы".

В материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие квалификацию экспертов Энеевой, Вдовиченко и Слободчикова, что также подтверждает позицию защиты о необходимости исключения заключений данных экспертов из числа допустимых доказательств  и назначения производства повторных экспертиз.

На основании вышеизложенного, в соответствии со ст.ст.  75, 207, 121, 122 УПК РФ

ПРОШУ:

1. признать недопустимыми доказательствами -  заключения экспертов Энеевой Н.Т., Вдовиченко А.В., Слободчикова В.И.

2. назначить повторные - искусствоведческую, психолого-психиатрическую, филологическую экспертизы.

Производство искусствоведческой экспертизы поручить экспертам Государственного центра современного искусства (Москва, Зоологическая, 13, стр. 2).

Производство психолого-психиатрической экспертизы поручить экспертам "Независимой психиатрической ассоциации России" (Москва, Лучников пер., 4, подъезд 3, комн. 5).

Производство филологической экспертизы поручить экспертам Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН (119019, Москва, ул. Волхонка, д. 18/2).

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить