Сторона обвинителей

М.Леонтьев: «Провокаторов бить бесполезно — нужно сажать и надолго» («KM.RU»).

Подстрекательская журналистская статья, разжигающая ненависть и злобу, предшествующая обращениям граждан в прокуратуру.

Православное общественное движение «Народный собор» обратилось к прокурору Москвы с требованием привлечь к уголовной ответственности авторов и организаторов проходящей в московском центре Сахарова выставки «Запретное искусство-2006». На этой выставке представлено то, что по вполне естественным причинам не было разрешено к показу в московских галереях и музеях в 2006 году. Для примера, среди «экспонатов» - изображения Микки Мауса и Ленина, порнографические картинки, матерные выражения на фоне распятия и других христианских символов, увидеть которые можно через дырки в простыне.

Экспозиция, носящая кощунственный, антихристианский, антиобщественный характер, по мнению авторов заявления, должна быть закрыта, а представленные на ней экспонаты должны быть изъяты как орудия преступления.

Директор музея, господин Самодуров, пытается представить выставку в несколько ином свете, чем она на самом деле является. Он утверждает, что «идея автора – проведение внутреннего мониторинга того, что сейчас художественные советы запрещают к показу». «Вторая цель выставки – это якобы обсуждение проблемы, что следует или что не следует запрещать к показу». Однако проблемы, поднятые выставкой, намного глубже. Это, по сути, реальная провокация нашего общества, при этом дешевая и с далеко идущими планами.   

Провокация – единственный товар, который может предложить центр Сахарова

Когда мы видели первый случай «Осторожно, религия!», ещё были какие-то сомнения в том, что человек делает это нарочно, провоцируя общественность. Некоторые люди действительно считали, что это такой своеобразный акт искусства. Среди этих художников были люди, на мой взгляд, не очень умные, но, может быть, талантливые и вполне приличные. Но, как говорится, глупость – понятие не политическое, жить можно. Тем более что художник не обязательно должен быть умным. Я просто сошлюсь на Максима Соколова, который в своё время по поводу этой самой выставки и всяких погромов и разгромов сказал, что если люди устраивают некий акт художественного творчества, который является провокационным по сути, то они подразумевают, что за этим стоит какая-то реакция.

Когда Ван Гог себе ухо резал, он резал себе не приклеенное бутафорское ухо, а настоящее – это была настоящая кровь.

А когда Олег Кулик гадит на площади – он ведь подозревает, что стражи общественного порядка ему за это премии не дадут. То есть в данном случае провокация является частью искусства. Но вопрос в следующем: это провокация в сфере искусства или это провокация в сфере общественной или даже уголовной? На самом деле эти ребята сейчас точно доказали, что они провокаторы. Причём провокаторы в самом обычном житейском смысле слова. С этой точки зрения те же правозащитники, которые их защищают, тоже иногда по глупости, должны задуматься. Я не очень большой друг правозащитников, но среди них есть люди, у которых всё-таки остались определённые принципы. Вот они должны подумать о том, как в среде диссидентов относились к провокаторам. К ним – провокаторам – относились всегда определённым и вполне известным образом.

Кроме того, провокаторы в сфере искусства могут самореализацию считать своей целью и одновременно наградой. Я думаю, что здесь реализация совсем другая. Я не знаю, оптовая она или розничная, но просто бросается в глаза, что этот так называемый центр с его так называемым руководством в лице этого мерзавца с говорящей фамилией Самодуров больше ничем жить не может, что это единственный товар, который он может предложить. И этот товар – провокация.

То, что этот центр устраивает, конечно, вызывает здоровое и живое желание набить морду. Но именно на это все и рассчитывают. Конечно, как следует врезать – это желание, на мой взгляд, абсолютно адекватно и естественно. Оно вполне объяснимо, но оно неверно по той простой причине, что именно это является целью Самодурова. Вряд ли он будет свою морду подставлять, но у таких людей всегда есть целый набор морд второго ряда, которые они могут подставить в своих корыстных интересах, эдакая художественная «лимоновщина». Именно поэтому морду ему бить не надо и вестись на провокацию не нужно. Не стоит уподобляться израильской военщине, которая кричит, что похищение капрала Гилада Шалита было провокацией. Ну да, предположим, это было провокацией. Но что же вы ведетесь, как идиоты? Если вы понимаете, что вас провоцируют, так не надо провоцироваться. Нужно найти другие средства.

Демагогия всегда рассчитана на то, чтобы провоцировать толпу

Существует обычная, нормальная законная процедура, к которой Самодуров совершенно не готов. То, что он делает, – это уголовщина, за это действительно есть статья: за разжигание религиозной розни. Причём поскольку это рецидивный факт, то неплохо было бы посадить организатора. Не надолго, но убедительно. У нас некомфортный режим в тюрьмах, это вам не Рио-де-Жанейро. С другой стороны, если бы действительно наше общество было нравственно здорово, то оно бы могло его просто уничтожить, потому что, в принципе, этого человека лучше всего было бы высмеять, только «смеять» некому. На самом деле это ничтожество, довольно жалкое.

В чём тут проблема? Провоцируют обычно не интеллектуальную элиту, провоцируют людей, которые действительно не всегда способны сдержать свои чувства, именно поэтому это всё и опасно. Также и провокация, например, межнациональной розни опасна не тем, что разумные, нормальные люди вдруг обидятся и поведутся на неё. Наблюдая за этими «карикатурными» скандалами, мы видели, что люди, которые устраивали погромы против карикатуристов, в общем, не выглядели как интеллектуалы и вообще не всегда были сильно адекватны. Именно на это всё и было рассчитано.

Провокатор говорит: «А что мы сделали? Мы просто опубликовали карикатуры, сделали выставку. Это же художественный акт, а вы пытаетесь нам заткнуть рот». Эта демагогия всегда рассчитана на то, чтобы провоцировать толпу, провоцировать определённое общественное настроение. Провокация настроена на то, чтобы вывести массы людей из состояния равновесия и создать ситуацию, которая будет плохо управляема, и на этом заработать. Вот и всё.

Бить бесполезно – нужно сажать и надолго

Я предлагаю его не бить – я предлагаю его сажать. Самое главное при этом, соблюдать Уголовно-процессуальный кодекс. Если рецидивист – значит, дольше будет сидеть. Пусть он попробует в рамках общественной нагрузки устроить выставку в исправительном учреждении, тогда ему ещё срок продлят. А руки распускать не нужно. Это бесполезно.

В цивилизованной стране, а люди, которых пытается провоцировать Самодуров, считают себя обычно государственниками, то и монополия на насилие принадлежит государству. Не надо бороться с государством за лишение его монополии на насилие. Надо дать возможность государству реализовать свои функции. Спокойно, последовательно и жёстко, потому что по второму разу это уже выглядит издевательством. Товарищ решил, что, поступая так, как вздумается, ему за это ничего не будет.

Кстати, очень забавно, что в прошлый раз в качестве ответчиков по делу выступали кто угодно, кроме, грубо говоря, доходополучателей.

За что должно бороться общество? За то, чтобы отвечал основной гадёныш, а не те, кого он подставил. Между прочим, это имеет прямое отношение и к делу Ходорковского, когда мелким функционерам, выполнявшим чисто технические функции, дают сроки в полтора раза больше, чем основным доходополучателям. Кто у нас главный доходополучатель, в прямом и переносном смысле этого слова? Естественно, организатор. Вот пусть он и получит, а остальным это нужно поставить на вид. Вместо того чтобы вылавливать лимоновских мальчиков – надо брать Лимонова и сажать на срок, в полтора раза больший, чем у самого активного его мальчика. Как минимум в полтора раза больше.

Никто никому не запрещает у себя дома заниматься всем, чем угодно, но выставка – это публичная акция

Заявления Самодурова по поводу того, что на выставку приходят те, кто подготовлен к восприятию того, что им покажут, а православные граждане могут не беспокоиться и просто не приходить, – это демагогия. Представьте себе: если мы, не дай Бог, скажем, что на наш нацистский марш приходят те, кто подготовлен к восприятию нацизма, получается по логике Самодурова, что мы тоже никому не мешаем.  

Я думаю, что вопрос о том, как это квалифицировать, – нужно эту проблему адресовать юристам. Квалифицировать это надо так, как это, по сути, и выглядит. Грубо говоря, немножечко поднапрягся, взял в руки закон и подзаконные акты – и это очень легко квалифицировать как надо. Очевидно, что этот человек осознает, что он делает, и в этом дополнительная наглость и цинизм с его стороны. Если он делает это для себя, то это не должна быть публичная выставка. Никто никому не запрещает у себя дома или, собравшись с друзьями на частную вечеринку, куда никого лишнего не пускают, притащить с собой всё, что угодно, демонстрировать всё, что угодно, и заниматься всем, чем угодно. Эта та же самая история, что и с гей-парадом. Ребята, вы там друг другу задницу наминайте – пожалуйста! К вам в задницу никто не лезет, никому ваша задница не нужна, только не надо этого делать на площади. А если уж вы собрались, то это должно быть занавешено.

На частные вечеринки никто ни к кому не лезет. Даже в исламской республике Ирак никто не контролирует поведение людей, в чем они ходят, когда находятся дома, – это privacy, это никого не касается.

Но выставка – это, повторюсь, именно публичная акция. Надо, кстати, посмотреть, в каком виде существует помещение музея имени Сахарова, какой у него юридический статус.

http://uncensored.km.ru/index.asp?data=23.03.2007%2017:35:00&archive=on

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить