Сторона защиты

Группа «Война» и общественная мораль

ImageВсе вокруг возмущаются действиями группы «Война». Их акции не очень-то жалует даже узкий круг актуальных художников. «Нет у них визуального образа, нет художественного продукта», - считает Илья Фальковский. «Это искусство будущего, к которому мы не готовы. Здесь вместо художников - блестящие пиарщики», - шепнул мне Кеша Нилин, наблюдая последнюю акцию «Войны» в галерее Айдан.

Image
Фото: гр. Война
Все вокруг возмущаются действиями группы «Война». Их акции не очень-то жалует даже узкий круг актуальных художников. «Нет у них визуального образа, нет художественного продукта», - считает Илья Фальковский. «Это искусство будущего, к которому мы не готовы. Здесь вместо художников - блестящие пиарщики», - шепнул мне Кеша Нилин, наблюдая последнюю акцию «Войны» в галерее Айдан.

И хотя акция была устроена в мою защиту, я тоже выступил с осуждением и бросил в «Войну» камень. Хулиганы! Взяли и обклеили все стены галереи фотографиями известных национал-патриотов и их сторонников в РПЦ и в Госдуме, а затем под этими портретами разместили неприличные, гадкие, грязные слова. Типа: «Стопудова пидор», «В очко лупится или нет?» и т.п. На самом деле «Война» использовала комментарии из ЖЖ на контент патриотических сайтов. Однако бранные сентенции на стенах выглядели максимами и слоганами правозащитного собрания, заседавшего в галерее Айдан. Эта брань как будто материализовала крайнюю степень ненависти, отвращения и призрения, когда обуреваемое их приступами коллективное тело изрыгает абсурдные, потому еще более устрашающие проклятия. И тут, волной одинаковых черных пиджаков, в галерею вошли сами оскорбляемые господа Кассин, Хомяков и прочие. Их изумлению не было конца. Между тем, Сергей Адамович Ковалев, Лев Пономарев, как и многие присутствующее давили в себе негодование выходкой «Войны» и отводили глаза от мерзких надписей. Их просто, что называется, подставили. Они же пришли обсудить нарушения прав и свобод и вовсе не собирались прилюдно унижать людей даже если эти люди – фашисты. Это уже, извините, за рамками общественной морали. Мы за толерантность и политкорректность, за право гражданина излагать любые мнения в широком общественном диалоге.

Но большинство национал-патриотов эту логику не приемлет. Не желают мирного сосуществования с актуальной культурой. Хотят немедленной расправы. Художники, по их мнению, психически больны, социально и духовно опасны. Знакомая песня. Почитайте программные документы «Народного собора», беллетристику «Движения против незаконной иммиграции», выступления Чаплина, Кураева, журналиста Леонтьева. В придуманной ими концепции будущего России под названием «православная цивилизация» современному художнику предложено либо покинуть страну, либо уйти в глубокое подполье. Но в среде национал-патриотов бытуют и более крутые проекты. Недавно выпущенный на свободу полковник Квачков убежден, как и большинство его коллег-националистов, что в стране идет гражданская война. Либералы проводят геноцид русской нации. Следовательно, либералов надо уничтожать. «Как-так, спрашивает Квачкова журналист, - Вы хотите убивать людей?». Ответ: «Это не люди, а живая сила противника».

Когда Вас, пускай пока на словах, берут на прицел, глупо настаивать на политкорректности. Нужно драться, а не отводить глаза, авось, пронесет. Но в России интеллигенция культивирует «чистое» искусство, которое мыслит себя выше и дальше политического горизонта. Мораль культурного общества рекомендует: не реагируйте, политика грязное дело, будьте выше. Вот, к примеру, прекрасный живописец В. Немухин. Где в его знаменитых «ломберных столах» намек на Пражскую весну? Где в замечательных абстракциях А. Юликова отклик на сбитый корейский «Боинг» или на афганскую войну? Гордое игнорирование политики в сфере «высокой культуры» было одной из мировоззренческих основ андерграунда 1960-х годов. Советский тоталитаризм не признавался им духовным противником. Скорее, - крупным бытовым неудобством, которого прилично не замечать. Но от этого тоталитаризм никуда не исчезал. Он каждодневно прессовал, душил и в итоге раздавливал свою жертву психологически, иногда и физически. Что-то подобное грозит и нам, если игнорировать наезды национал-патриотов или искать с ними компромисса.

Соц-арт 1970-х нашел в себе силы отказаться от монашеской чистоты «подпольного» образа и ввел в ткань произведения грязь контекста и резкий, на грани издевки, политический комментарий. Сходите в Третьяковку, посмотрите на исполненные Л. Соковым портреты советских вождей. Андропов изображен со шпионскими ушами-локаторами. Хрущев представлен ужасным неваляшкой. Очень смешно и крайне неуважительно. А знаменитая карикатура В.Сысоева «Помни о смерти», где старцы-руководители из Политбюро показаны сгнившими трупами? Соц-арт заражал жестоким смехом даже тех, кто не был склонен хихикать над серпом и молотом, и тем самым обезвреживал пропаганду. Группа «Война» культивирует дискурс отвращение и неприязни к фашистскому движению, вовлекая нас помимо нашей воли в ангажированные акции. В этом проявляется не вседозволенность художников, а, напротив, их ответственность в ситуации, когда большинству сограждан всё, как говорится, «по хую».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить