Интервью

Интервью журналу «Арт-гид»

Андрей Ерофеев признается, что здание Третьяковской галереи на Крымском валу нравится ему в любое время суток, что одинаково сильно, но с разным оттенком он любит Париж, в котором родился и Москву, в которой живет и работает и, что считает художественную среду наиболее тонко и свободомыслящей частью общества. На заметку потенциальным коллекционерам: господин Ерофеев и сотрудники его отдела готовы давать консультации начинающим собирателям искусства.

«Моя задача собрать коллекцию, которая была бы витриной русского современного искусства», — считает руководитель отдела новейших течений и куратор коллекции современного искусства Третьяковской галереи Андрей Ерофеев.

О коллекции

Отдел новейших течений появился в Третьяковской галерее сразу после революции 1917 года. Он был связан с идеей коллекционирования новейшего искусства тех лет, прежде всего авангарда. В начале 30-х годов это начинание, как и многое другое, "потонуло в сталинизме". В 2002 году отдел новейших течений вновь начал свою работу. Статус национального музея налагает определенные обязательства: проведение масштабных выставок и создание лучшей коллекции. Я уверен в том, что полноценное собрание современного русского искусства должно состоять не только из шедевров, хотя это важно, и мы всегда ищем возможности для их приобретения. Работы, которые созданы в "непрестижных" жанрах арт-объекта или инсталляции, видеороликов, фотокартин, интерактивных предметов, а также весь эфемерный и подготовительный "мусор", закрепивший метания художественной мысли мастера представляют собой не менее интересный слой, который обычно остается вне поля зрения собирателей. Наша выставка "Сообщники", проходившая в январе в рамках Первой Биеннале была посвящена показу именного такого материала. Кстати, как раз Биеннале и стала настоящим стартом для рынка русского искусства. Теперь многие не успевают работать, произведения выхватывают буквально из рук, за ними выстраиваются очереди. Покупают не только русские коллекционеры, но и иностранцы. На днях на нашу новую выставку "Русский Поп арт" (в Третьяковской галерее на Крымском валу) приходили зарубежные участники Салона изящных искусств в Манеже в надежде что-нибудь быстро прикупить. После "Поп-арта" я планирую сделать выставку "Соц-арт", затем "Концептуализм и леттризм", а после этого "Апт-арт и New Wave", затем "Радикальные практики рубежа 1990-х". Таков мой "большой проект" для Третьяковки. Надеюсь. его позволят реализовать. В этой серии выставок мы "разложим" новый русскийавангард по направлениям, которыми прошло все мировое искусство, и докажем, что и в застойном советском мире бился живой пульс художественной мысли и создавались оригинальные, ироничные, игровые, одновременно очень глубокие произведения до сих пор мало оцененные.

О желаемом и действительном

Сегодня в условиях острой конкуренции собирать достойную музейную коллекцию практически не возможно. Государство нацелилось спасти то, что не было разрушено в ХХ веке и ему совсем нет дела до того, что создается сегодня. Раньше этот гигант рычал и извергал пламя, запрещал, посылал наряды милиции, закрывал выставки. А теперь замолк. Никакой реакции, никаких денег, как будто и вовсе исчез. Продолжить развитие музеев сегодня можно путем их переориентации с уснувшего государства на динамичное общество. Быстро развивающееся гражданское общество очень заинтересовано в накоплении и сохранении художественных знаков своих собственных, отдельных от власти ценностей. Их-то и представляет, и развивает современное искусство. Необходимо, по-моему, осуществить частичное разгосударствовливание музеев и перевести их в статус многосоставных общественных структур, интегрирующих волю, средства и возможности различных фондов, общественных и частных организаций, выдающихся деятелей культуры, причем как российских, так и зарубежных. Тогда мы получим не только деньги и не только лучшие работы художников, но, что не менее важно, и лучших специалистов, искусствоведов и менеджеров, которые пока что зачастую стремятся обойти наши музеи, в том числе и Третьяковку, стороной.

О комплексах

Неверно считать, что проблема только лишь в отсутствии денег. Должна поменяться и психология наших "работников культуры". Сегодня типичный музейщик не склонен воспринимать себя обслуживающим персоналом культуры. Он стыдится самого слова "сервис", как в советское время продавщица стыдилась, что она вынуждена стоять за прилавком. Вместо того, чтобы получать удовольствие от обслуживания населения, музейщик быстро осваивает презрительно-снисходительное отношение к посетителям. Он лучше, тоньше, умнее. Ему можно, всем остальным нельзя. К примеру, почему запрещено фотографировать в музее? Нет объяснения. "Музей вам не столовая" - поэтому нет кафе, "музей вам не читальный зал" - поэтому огромная библиотека Третьяковской галереи закрыта для публики. Сотрудник музея зачастую питается идеологией не сотрудничества и партнерства с окружением, а идеями сопротивления жизни. Самое парадоксальное при этом, что музей себя ставит выше художников. Он лучше знает что такое искусство и как его выставлять. И если даже выдающийся, всеми критиками оцененный художник идет в разрез с этими нормами, то - пусть будет хуже для художника. Александр Морозов, наш бывший зам по науке год назад бросил такую фразу по телевизору: "Третьяковка может себе позволить снобизм не собирать произведений Олега Кулика". К счастью, Морозова уволили и про этот снобизм забыли.

О стереотипах

Среднестатистический обыватель привык считать, что художественная среда - это территория порока, разврата и всякого беспредела. Так вот, художник отличается от обывателя не тем, что у одного разврат есть, а у другого его нет вовсе, а тем, что художник не скрывает ханжески от публики никаких своих качеств, а стремится дать им достойное оформление и объянение. Его поведение - это поведение человека раскованного и рискованного, но и ответственного за свои поступки. Особенно в России, где полыхают страсти и на всех этажах общества наблюдаются иррациональные действия и ребяческие выходки, художник-авангардист выступает сегодня носителем здравого смысла и незашоренного взгляда на мир и "вызовы времени". И эта его светлая миссия все более воспринимается обществом. Отсюда - все возрастающее количество посетителей на выставках современного искусства.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить