Интервью

В России культура комикса только набирает обороты

Андрей Ерофеев, заведующий Отделом новейших течений Государственной Третьяковской галереи, считает, что записывать комикс в низкопробное и нехудожественное явление было бы, как минимум, опрометчиво. Современные художники, в том числе и наши, российские, часто апеллируют к эстетике комиксов, костюмируя в нее своих героев, а иногда и самих себя.

Вы включили комикс в новую экспозицию искусства XX века в Третьяковской галерее на Крымском валу. Считаете, что пришло уже время его музеефикации?

— Комикс - полноправный жанр современного визуального искусства. Он встречается и в самом высоком, концептуальном искусстве, и у уличных художников-граффитистов, и у дизайнеров. Вот почему в новом варианте постоянной экспозиции актуального российского искусства мы поместили комиксы Ильи Кабакова  и Георгия Литичевского.  Кстати те же философские комиксы Кабакова ныне выставлены и в парижском Центре Помпиду.  Уникальные вещи! Хотя в целом жанр комикса изобретен не в России и потому, естественно, многие наши художники попал под обаяние зарубежных образцов. Например, народный и знаменитый персонаж "Петрович" Андрея Бильжо появился не без влияния дураковатых героев францзской карикатуристки Клер Бредшер, работавшей в журнале Le Nouvel Observateur. Сейчас в России культура комикса только набирает обороты, жадно осваивая всевозможные западные образцы - от американского попсового академизма летающих патриотических "людей-пауков" до европейского экспрессивного комиксового экзистенциализма . А тем временем на самом Западе комикс пошел на спад. "Золотой век" комикса - сороковые-семидесятые годы, он зародился в период Второй мировой войны как "окопный" жанр своеобразного рисованного агит-кино для солдат, а также не менее героического "фэнтези" для тинейджеров. Затем комикс освоил все форматы кино и литературы, дав свои варианты интерпетации классики (многие на Западе знают "Войну и мир" именно по комиксам), бульварного жанра, порнографии, политической беллетристики и т.д. Однако, начиная с начала 1980-х рисованный комикс все активнее вытесняется фотокомиксом, а затем постановочной фотографией и видео, которые из дорогостоящих и многосложных технических форм превратились в общедоступные виды визуальной культуры. Возможно, знаменитая Синди Шерман, вдохновительница нашего Влада Мамышева-Монро, родись она чуть раньше, стала бы комиксистом, но сейчас она предпочитает работать с видео и фотографией. Рисованный комикс сегодня все больше выглядит как ностальгия по симпатичному и утраченному, теплому миру детства  с фонариком под одеялом и еженедельным комикс-сериалом  о собачке "Пифе" или ковбое "Люке-люке".

Существует несколько версий происхождения комикса. Какой придерживаетесь вы?

— Если карикатура - это отражение в пародийном газетном рисовании принципов академического бытового жанра, сценки с персонажами, где воедино собраны интрига, кульминация и развязка, то комикс, на мой взгляд, ведет свое происхождение от кино. Все его исходные формообразующие принципы взяты из лент немого кино. То же сочетание текста и картинки, та же раскадровка, любовь к коротким и острым сюжетам, гипертрофия чувств и шаржированность персонажей. Но комикс очень быстро обогнал кино. Он стал его ядовитым   пересмешником и в то же время изобретателем новшеств - например, спецэффектов, на которое кино тогда еще не было способно. Можно сказать, что комикс - это было "кино для бедных" капиталистического мира. Интересно, что в СССР комикс был запрещен и считался блюстителями художественого и общественного порядка весьма опасным жанром - его язвительным и хлестким языком советская реальность описывалась в весьма не приглядных тонах, что мы и видим в лубках-комиксах Славы Сысоева. Именно за свои серийные рисунки наш первый диссидент-комиксист получил тюремную камеру.

Многие считают, что сегодня комикс переживает не лучшие времена, являясь маргинальным жанром изобразительного искусства.

— Если рисованный комикс отступает перед натиском фотопродукции, то это еще не значит, что исчезает питающая его эстетика игры и пересмешничества.  В наше время , когда пафосность смертельна для любого высказывания, я уверен, что эстетикой комикса воспользуются те, кто захочет высказываться на "скользские" темы патриотизма, героизма, служения, веры, долга и любви. Интуитивно это ощущают и движутся в этом направлении - независимо друг от друга - два великих монументалиста-комиксиста планеты Земля Зураб Церетели и Эрнст Неизвестный.

Комикс сильно повлиял на эстетику поп-арта. А испытывало ли авангардное искусство влияние комикса позже?

— Да, с подачи поп-арта, прежде всего Роя Лихтенштейна и Энди Уорхола, комикс был поднят на музейный пьедестал. А персонажи комикса - Микки Маус и его друзья - обрели статус главных культурных героев века. И, тем не менее, поп-артисты не осознавали себя комиксистами, это была для них озорная игра с контркультурным продуктом. Значительно ближе к освоению и признанию комикса подошло поколение художников 1980-1990-х годов, творцов стиля "нью-вейв",  для которых тинейджерский взгляд на мир вдруг стал восприниматься единственно истинным и ценным. В рамках "нью-вейва", к которому и принадлежит Литичевский, а также плеяда блестящих рисовальщиков из Одессы, Москвы и Питера, таких как  Сергей Ануфриев, Павел Пепперштейн, Никита Алексеев, Гоша Острецов, Олег Котельников и многие-многие другие, возникла идея камуфлированного авангарда, скрытого в одеждах и в эстетике новой "популярной" культуры, в том числе и комикса. Этот совокупный художественный продукт целого поколения отечественных авангардистов пока малоизвестен, не дорог и, на мой взгляд, совершенно великолепен. Поэтому, господа собиратели, советую оторваться от скупки дорогостоящей крупноформатной живописи и поторопиться с его приобретением. Будущее - за малыми жанрами.

Беседовала Мария Кравцова

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить